Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски

Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски, Диана обнаружила там старый скворечник. Она подобрала его возле дома Алана, когда отвозила ему куриный бульон, а потом закинула в грузовик и совершенно забыла о нем. Сейчас же она отнесла его в свою мастерскую. Прислонив скворечник к своему рабочему столу, она размешала краску и нанесла один слой на небольшой бельведер, построенный ею для одной маленькой девочки из Ноанка.

Джулия дремала в своей коляске. Ее тело свернулось вперед, колени подтянулись вверх, а руки сжались в кулачки, которые она держала рядом с сердцем. Стелла отдыхала у Джулии на лотке, служа Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски подставкой для ее лба. Орион валялся неподалеку, положив морду на лапы. Включив музыку, Диана пела во все горло. Пока подсыхала краска, она решила осмотреть скворечник.

Это был домик для синешейки. Диана смастерила его в подарок Алану еще двенадцать лет назад. Она помнила, как брала точные измерения из орнитологического справочника и вырезала отверстие с помощью дюймового сверла. Побитая погодой древесина приобрела серебристый оттенок. Дырки от гвоздей, в том месте, где он крепился к дереву, были красными от ржавчины. Жердочка отвалилась, а вход был расширен многочисленными ударами птичьих клювов.

Подцепив крышу, Диана выломала крючок, на котором та держалась. Она заглянула внутрь и Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски обнаружила три покрытых крапинками яйца в уютном гнездышке. Оно было наскоро сплетено из прутиков и увядшей травы и утыкано пушистыми перьями вперемешку с прядями волос. Стараясь не расколоть яйца, Диана осторожно достала гнездо.

– Мааа, – проснувшись, сказала Джулия.

– Посмотри, милая, – сказала Диана, подойдя к ней, чтобы показать гнездо.

Джулия моргнула. Ее кожа была похожа на воск. Она слегка качала головой, но уже без прежней энергии и страсти. Казалось, что ее руки ужасно устали; Джулия сжимала и разжимала ладошки, словно пряча их от посторонних глаз. Стелла потянулась, сползла с лотка и забралась в свою корзинку.

– Это птичье гнездо, Джулия, – сказала Диана.

– Бааа Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски, – пропищала Джулия.

– Птицы живут в нем, так же как мы живем в своих домах. – Взяв Джулию за руку, она провела ее пальцами по сплетению веточек.

– Длиии, – сказала Джулия.

Свернув одну ладошку Джулии лодочкой, Диана вложила в нее яйцо. Оно было совсем маленьким, не больше крупного желудя. В кремовой скорлупе, с коричневыми и золотыми пятнышками. Пальцы Джулии сомкнулись вокруг яйца так, словно она пыталась защитить его.

– Там живет птичий малыш, – сказала Диана.

– Маа…

– Птенчик, – сказала Диана, вспомнив, как они втроем – Диана, Джулия и Эми – катались летом на грузовике. – Пушистое, писклявое крошечное создание.

Джулия склонила голову набок. Вытянув руку, она Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски держала яйцо. Диана глядела на своего птенца, зажавшего в кулачке яйцо, и гадала, сколько поколений птиц вили гнезда в этом скворечнике, сколоченном ею для Алана, и сколько птичьих семей воспитывали свое потомство прямо у него на глазах.

– Маа, – сказала Джулия, опустив руку. Она устала. Ее голова поникла, подбородок уперся в грудь. Диана нежно забрала у нее яйцо. Она положила его обратно и затем отнесла гнездо к своему столу. Скворечнику Алана требовался мелкий ремонт, и пока сохла краска на предмете ее основной работы, она достала инструменты и принялась за дело.



Эми и ее маме теперь предстояло заново привыкать друг к Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски другу. В первый день Эми вернулась из школы и, поднимаясь по ступенькам, ощутила знакомое напряжение в области живота. Дом будто ни капли не изменился. Сайдинг по-прежнему отставал по углам, возле клумб лежали те же разбитые цветочные горшки, а траву так никто и не подстриг. Но машины Бадди нигде не было видно, и этот факт вселял в нее надежду.

Пройдя внутрь, она нашла свою мать в гостиной с сигаретой в руке. Но, завидев Эми, она улыбнулась и, оставив сигарету в пепельнице, поднялась ей навстречу.

– Привет, мам, – сказала Эми.

– Как прошел день? – спросила ее мать.

– Хорошо, – ответила Эми Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски. – Мне нравится наша учительница английского языка и литературы.

– Английский был моим любимым предметом.

– Мы читали мифы, – сказала Эми. По непонятной причине она нервничала, словно ей приходилось вести светский разговор с продавцом в магазине. Ее мама поставила на стол коробку печенья «Туинкиз». Она посматривала на нее, будто надеясь, что Эми с радостью набросится на сладости. Но у Эми так свело желудок, что она совсем забыла про чувство голода.

– Какой твой самый любимый миф? – спросила ее мама.

– Ну, тот, который об Орионе… – Произнеся это имя, Эми прикусила язык. Она оставила пса у Дианы. Не потому, что не любила его или не хотела брать с Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски собой. Она знала, что для щенка воспоминания о ее доме будут слишком ужасны и наполнены присутствием Бадди и он не смог бы чувствовать себя здесь в безопасности. Пес и так уже многое вытерпел, а дни жизни в клетке и под кроватью закончились всего-то пару недель назад.

– Расскажи мне об Орионе, – сказала мама.

– Он был греческим охотником, – сказала Эми, – великой красоты и возлюбленным Артемиды. Но она ненароком убила его. Она так печалилась, что вознесла его на небо, вместе с его псом, Сириусом.

– Хочешь печенья? – спросила ее мать.

Эми запнулась. Она рассказывала маме свой любимый миф, который по случаю был Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски к тому же ее любимым созвездием. На уроках астрономии она узнала, что две самые яркие звезды на небе – Ригель и Бетельгейзе – находились как раз в созвездии Орион. В этом году Эми была без ума от школы, и ей хотелось обсудить с мамой произошедшие в ней перемены, а она в такой момент предлагала ей печенье. Вот Диана с Люсиндой наверняка слушали бы ее затаив дыхание.

– Я хотела рассказать тебе об Орионе, – тихо сказала Эми.

– Я слышала тебя, Эми, – ответила ее мама. Дрожащей рукой она подняла сигарету. В открытые окна проникал солнечный свет, купая их небольшую гостиную в своих лучах Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски. На ее маме были чистые джинсы и спортивная рубашка, а ее лицо изрезали морщинки беспокойства и грусти.

– Ты представляешь, как она себя чувствовала? – спросила Эми, пытаясь объяснить матери весь драматизм ситуации. – Артемида? Убив человека, которого она так любила?

Ее мама кивнула. Она поднесла сигарету к губам, затянулась и выпустила облачко сизого дыма. Эми закипела от досады. Она хотела говорить о звездах и мифах, о любви женщины, которая подарила своему мужу небо, а ее маму волновали лишь печенье и курение.

– Мама, это очень важно, – сказала Эми. – Это же трагедия, то, что случилось с ними, а чувства Артемиды…

– О, я прекрасно Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски понимаю ее чувства, – сказала Тесс.

Эми осеклась.

– После гибели любимого человека от ее рук… – сказала ее мать. – Я знаю, что это такое.

– В каком смысле? – спросила Эми.

Тесс показала ей ладонь. Это была совсем небольшая ладонь, и пока она держала ее на весу, Эми увидела, что ее мама снова надела свои обручальные и свадебные кольца. Все годы жизни с Бадди она прятала их в шкафу. Ладонь матери ожидала прикосновения дочери, и Эми медленно взяла ее.

– В каком смысле? – повторила Эми.

– Убить можно по-разному, – сказала ее мама. – Можно убить душу человека, даже не приложив никаких усилий. Разве не так я Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски поступала с тобой? Иногда я беседую об этом со своим врачом. Я очень напугана… Прости меня, Эми.

– Ты вредила не мне, – сказала Эми. – А только самой себе.

– Я бы тоже хотела так думать, – сказала Тесс, – но ведь это неправда. В семье действия одного человека отражаются на всех остальных.

– Но я живая, – сказала Эми.

– И замечательная, – сказала ее мама. – Я так рада, что тебе нравится ходить в школу в этом году.

– Да, очень, – сказала Эми. – Я собираюсь учиться только на пятерки, а еще сочинять рассказы на английском языке и прочитать все-все мифы. – Однако она не хотела, чтобы ее собственная Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски жизнь превратилась в миф. Она не хотела, чтобы ее мама становилась Артемидой.

– Я счастлива, что ты дома, со мной.

– Я тоже, – ответила Эми, чувствуя уколы совести, потому что в ее словах было поровну правды и лжи.

– Да? – спросила ее мама, и морщинки между ее бровями обозначились еще сильнее. – Ты действительно счастлива?

Эми тяжело вздохнула. Она подумала о другом своем доме, в котором жили Диана с Джулией, и у нее перехватило горло. Она радовалась тому, что в любой момент могла вернуться туда, но ее настоящий дом был здесь. И именно в нем она и хотела остаться.

– Да. И еще Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски я рада, что ты сняла шторы, – сказала Эми.

* * *

Как-то вечером в начале октября, когда листья стали потихоньку желтеть и краснеть, Диана попросила мать присмотреть за Джулией. Она натянула коричневые бархатные брюки, темно-рыжую блузку и направилась к своему грузовичку. Над горной грядой из пунцовых облаков восседал молодой полумесяц. Дул легкий ветерок, а облачные горы подсвечивались снизу золотым огнем.

Подъезжая к Хоторну, Диана была предельно спокойна. Она разглядывала окрестности и никуда не торопилась. Хотя было прохладно, она накинула на плечи плотную бархатную шаль и опустила окна. Она слышала шелест травы на болотах, всплеск волн на отмели Лендсдаун Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски. Мир казался таким странным и загадочным, и сегодня Диана чувствовала себя его частью.

Со дня возвращения из Канады она была с головой поглощена заботами о Джулии. Восстановление после этого припадка проходило медленнее, чем в предыдущий раз, но Диана запаслась терпением. Она верила, что наступит момент, когда она сможет оставить Джулию с Люсиндой на один вечер, и теперь ее терпение было вознаграждено.

Когда она увидела городские огни, ее сердце забилось немного быстрее. Но в то же время она поехала чуть медленнее. Она не хотела спешить. У нее было ощущение, что она все делала правильно. Летом она загадала желание, и ждала пока оно Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски наконец не исполнилось. Сегодня вечером ее жизнь должна была измениться, и она хотела запомнить каждую деталь, каждую мелочь: кленовые листья в свете уличных фонарей, тыквы на крыльце, щекочущий холод в ночном воздухе.

Дом Алана был погружен во тьму. На мгновение она подумала, что он куда-нибудь уехал. Но его «вольво» стоял в боковом дворике. Свет горел на кухне, с обратной стороны. Старый дуб, на котором висел скворечник, раскинул свои ветви перед входом в дом, шурша на ветру коричневыми листьями.

Диана надавила кнопку звонка. Через несколько секунд послышался звук шагов. Алан шел через весь дом, постепенно приближаясь к двери. Когда он Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски открыл ее, на нем были слаксы и свободная белая рубашка. Свет бил из-за его спины, поэтому увидеть выражение его лица не представлялось возможным. Приглядевшись, Диана заметила удивление, но потом Алан взял ее за руку, и она уже не обращала на это внимание.

– Привет, – сказал он.

– Я решила вернуть тебе, – сказала она, передавая ему скворечник. – Он свалился с дерева. Ты, наверное, и не заметил…

– Заметил, – ответил он.

Не включая свет, Алан провел ее на кухню. Он только что поужинал и сейчас занимался наведением порядка на столе. Стоя у мойки, он рассматривал скворечник. Диана натерла побитое непогодой дерево специальной тканью Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски, отполировав его до мягкого серебристого оттенка. Она заменила проржавевший крючок и по-новому закрепила крышу. Из березовой ветки она сделала жердочку. Еще она отшлифовала вход в скворечник, чтобы, пролезая в него, птицы не теряли свои перья.

– Я смастерила его для синешеек, – сказала она.

– Не припомню, чтобы им пользовалась хотя бы одна синешейка.

– Там внутри было гнездо, – проговорила она. – С яйцами. Я сверилась с энциклопедией. Думаю, они принадлежали воробьям.

– А где оно сейчас? – спросил он, приподняв крышу. – В смысле гнездо?

– У меня дома, – ответила она. – Я сохранила его.

Теперь ее пульс заметно участился. Она была одновременно спокойна и невероятно Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски возбуждена. Свежий воздух с улицы пощипывал ее кожу. По тому, как Алан смотрел на нее, она поняла, что он чувствовал то же самое. Его золотисто-зеленые глаза выжидали. Она подошла ближе, зная, что сама этого хотела. После стольких лет, она все-таки поняла.

– Я хотела повидаться с тобой, – начала она.

– Я рад, – сказал он.

– Ты удивлен?

– Должен бы, – чуть помолчав, ответил он. – Но нет, ни капли.

Диана кивнула. Он поставил скворечник на разделочный стол и обвил ее руками. Она почувствовала, как соприкоснулись носки их обуви. Нежным движением он отбросил волосы с ее лица. За лето они отросли и переняли Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски от солнечных лучей легчайший белокурый цвет. Отведя назад каждую прядь, словно сгорая от желания увидеть ее лицо и посмотреть ей в глаза, он обнимал ее крепко-крепко.

– Я ждал тебя, – прошептал он. – Со дня нашей первой встречи.

Диана перевела дыхание. Она опять подумала о Тиме, но на этот раз выкинула его из своей головы. Диана пришла к Алану Макинтошу, после двенадцати лет вражды.

– Почему ты пришла именно сегодня? – спросил он.

– Я знала, что должна, – сказала она. – Еще с момента нашего приезда из Канады. На острове Принца Эдуарда я постоянно думала о тебе. О нашей последней прогулке…

– У пристани, – сказал Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски он. – Где мы посмотрели на твой дом.

– Мой дом. – Она улыбнулась, подумав, что ее отец был бы рад услышать эти слова. – Да, я думала об этом. О том, что я никогда не показывала его никому другому. И как счастлива я была с тобой.

– Да, тогда выдалась замечательная ночь, – сказал Алан.

– И как мы танцевали, – сказала Диана. – В окружении библиотечных книг.

Алан ждал. Диана не сводила взгляда с его глаз, зная, что ни один мужчина раньше на нее так не смотрел.

– И как мы целовались… – прошептала Диана.

Алан дотронулся до ее щеки. Пару секунд он глядел на нее Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски, словно давая ей последний шанс одуматься. Но она и не собиралась, а, наоборот, привстала на цыпочках и потянулась к нему. Казалось, что она всю жизнь ждала этого момента. Он заключил ее в жаркие объятия, которые словно соединили их тела, и поцеловал ее.

У Алана в доме где-то было открыто окно, потому что по кухне вдруг пролетело дуновение ветра, заставившее Диану поежиться и вздрогнуть. Она еще сильнее прижалась к Алану. Он возвышался над Дианой, оберегая ее и поражая своей грандиозной мощью, но глубоко в душе она чувствовала, что сама должна защитить его.

Целуя его, она видела звезды и созвездия, но Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски от пяток до кончиков волос ее сжигало желание уберечь этого человека: сделать для Алана Макинтоша то, что он делал для нее и Джулии все эти годы, не требуя ничего взамен. Отблагодарить его…

За каждый раз, когда Диана гневалась или билась в истерике, оплакивая его брата, и гнала Алана прочь. За каждый час, который он провел, сидя рядом с ней, держа ее за руку, пока они ждали возвращения Джулии с обследования, операций или физиотерапии. За каждую минуту, когда он слушал сердечко Джулии, массировал ее сведенные судорогой мышцы, ни на миг не сомневаясь, что она нуждалась в ласке и любви Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски, как и любой другой ребенок. И вот, за все его поступки, Диана перестала целовать Алана и отстранилась от него.

Она не мигая смотрела на него, ощущая в сердце такую бурю эмоций, что с трудом могла двигаться и разговаривать. Открыв рот, она точно знала, что сейчас скажет; и она удивлялась, почему же ей понадобилось столько времени, чтобы решиться на это.

– Я люблю тебя, Алан, – сказала она. Она никогда не говорила ему этих слов ни как невестка, ни как добрый друг.

– Я всегда любил тебя, Диана.

– Я не знаю, почему, – прошептала она, стиснув его ладони.

– Тогда и не спрашивай, – сказал Алан Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски. – Я не буду.

– То, как я вела себя…

– Все нормально, – успокоил он.

– Я пришла к тебе, потому что… – надтреснутым голосом произнесла Диана.

Алан затаил дыхание, ожидая, что она скажет.

– Я хотела быть с тобой, – сказала она.

Алан кивнул. Он поцеловал ее в лоб, брови, кончик носа. Его очки съехали вниз, и она пальцем задвинула их на место. Потом она заправила его волнистые каштановые волосы за уши. Она слышала в воздухе звон произнесенных ею мгновение назад слов и не могла представить, что же теперь делать.

Но Алан мог.

Подхватив Диану на руки, словно малышку Джулию, он понес ее по коридору через Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски весь дом, мимо комнат, которые она помнила с давних пор, и поднялся на второй этаж. Миновав темный пролет, он завернул в спальню у дальней стены.

Его спальня не отличалась богатством интерьера. В углу кровать с пружинистым матрацем, на полу – коврик, сплетенный еще самой Дороти. Диана знала, что стол раньше принадлежал Малаки, – он отдал его Алану, когда перебрался жить на буксир. Она уже достаточно хорошо разбиралась в вещах Алана и чувствовала исходившие от них вибрации старых историй. Когда Алан положил ее на белое покрывало, она вспомнила, что прежде оно служило одеялом в постели его бабушки, в Нантакете.

Сквозь оконные створки пробивался лунный Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски свет, отбрасывая бледно-лиловые тени по всей комнате. Алан прилег рядом, нежно поглаживая ее лицо, словно никак не мог поверить в то, что она на самом деле здесь. Его дыхание согревало ей щеку, и они долго и молча смотрели друг на друга.

Он прикоснулся губами к ее рту, и они поцеловались. Диана перевела дух, и их губы разомкнулись, пока они сжимали друг друга в пылких объятиях, словно боясь, что кто-то из них мог свалиться с воображаемого обрыва. Когда он провел рукой по укромным уголкам ее тела, Диана покраснела и смутилась. Ведь ее так давно никто не касался Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски.

– Все в порядке, – сказал он, почувствовав ее волнение. – Если хочешь, начнем потихоньку и не спеша.

– Это… – промямлила она. – Я никогда… – Она не знала, что и сказать. Так легко забыть свое тело, если его давно не ласкали. Она была сильной и, может быть, чуточку худой. А вдруг он сочтет ее уродливой и непривлекательной?

– Просто помни, что я люблю тебя, – сказал он, поглаживая ее спину и глядя ей в глаза. – Пусть это будет нашей отправной точкой.

Диана кивнула. Не закрывая глаз, она нежно поцеловала его, полностью доверившись ему. Это было совсем не похоже на времена с Тимом – тогда она теряла над собой Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски контроль, превращаясь в дикую, необузданную кошку. Теперь же ею управляла любовь, собственные желания и знание того, что Алан никогда бы не обидел ее.

Алан целовал ее шею, плечи. Не отпуская его ладонь, Диана трепетала, ощущая электрические разряды по всему телу.

– Просто помни, что я люблю тебя… – сказал он. Она думала об этих словах и чувствовала их: они выпустили на волю нечто внутри нее, и оно вырвалось наружу.

– Алан, – сказала она, потянувшись к нему. От его сильного тела исходил испепеляющий жар. Она жутко хотела его, но не знала с чего начать. Дрожащими пальцами она пробежалась по его мускулистой груди. Двенадцать Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски лет она ждала этого и теперь с жадностью смаковала его поцелуй.

Расстегнув друг на друге рубашки, они соприкоснулись обнаженной кожей, ощущая гулкое биение своих сердец. Когда Алан запустил руку в ее штанишки, а потом и трусики, Диана громко застонала. Дрожа, она ухватилась за язычок его молнии.

Он осторожно помог ей расстегнуть ширинку своих брюк. Она хотела, чтобы он овладел ею в то же мгновение, не растрачивая попусту драгоценные секунды, но он стал медленно осыпать поцелуями ее тело, вынуждая ее запастись терпением. Чувствуя его раскаленные губы на своей коже, Диана выгибала спину в порыве обжигающей страсти.

У Алана было крепкое Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски, подтянутое тело, и когда он оказался без штанов, она почувствовала, как под тонкой тканью боксеров напряглись мышцы его бедер. Она четко осознавала их различия: ее ноги были гладкими, а его волосатыми, ее округлые перси налились соками, а его грудь сохраняла твердость стали. С особой мягкостью и любовью он целовал каждый дюйм ее тела, заставляя ее нарушать тишину довольными вскриками.

– Я не хочу больше ждать, – прохрипела она.

– И не надо, – шепнул в ответ он.

Обхватив ее руками, он приподнялся над ней. Она прильнула к нему, лаская ладонями его разгоряченную спину и жадно раскрывая рот, когда он нагнулся, чтобы поцеловать ее Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски. Трепеща, она направила его в свое лоно. Она попыталась лежать спокойно, но не могла унять свою дрожь.

– Диана, – прошептал он.

– Мне не верится, – сказала она, сверкая глазами. Она стиснула его тело, чувствуя их общее тепло, пока он мощно двигался внутри нее. Они нашли друг друга. Ей еще никогда не было так хорошо за всю ее прожитую жизнь. Она целую вечность ждала своего часа и теперь обнимала этого человека, слыша, как он снова и снова называл ее по имени. Ни ей, ни Алану не верилось, что в конце концов это случилось.

– О, боже, – шептала она. – Пожалуйста…

– Всегда, Диана, – выдавил Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски он, прикасаясь влажными губами к ее шее. – Мы всегда будем вместе.

– Алан, – сказала она, сжимая его торс изо всех оставшихся у нее сил.

Они кончили вместе, и Диана расплакалась от нахлынувшей на нее гремучей смеси эмоций, о существовании которой она даже и не подозревала. Это был экстаз, печаль, любовь и изумление – нечто одновременно безымянное и необъяснимое, простое и невероятно сложное. Слезы стекали по ее шее, впитываясь в подушку под головой. Алан укачивал ее в своих объятиях, повторяя, что любит ее и никогда не расстанется с ней и что так будет всегда и во веки веков.

– Я знаю, – рыдала Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски Диана.

– Наконец-то, – сказал Алан, успокаивая ее.

– Прости… – всхлипывала Диана. – За то, что я плачу…

– Нет-нет, любимая, – сказал Алан, баюкая ее и целуя слезы на ее глазах, щеках и шее. И только прикоснувшись к лицу Алана, чтобы отблагодарить его за неземную нежность, Диана поняла, что на нем тоже были капельки соленой воды. Что он плакал вместе с ней, испытывая то же безымянное, невероятное чувство, которое переворачивало ему душу.

Их собственное чувство, творение их тел.

– О, Алан, я люблю тебя, – повторила Диана. – Люблю, люблю… – Потому что других слов у нее не было.

Октябрь удался на славу. Он словно Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски стал продолжением лета. Днем грело, а порой даже и припекало солнце. Ночи были прохладными, но не морозными. Утром воздух был свежим и бодрящим. По средам Алан заезжал к Диане. Они упаковывали Джулию в свитер и джинсы, а потом Алан катал их на лодке по болотам.

Осень лучше всего подходила для прогулок по пляжу. Теперь эта полоса берега принадлежала исключительно им одним. В прозрачной зеленой воде плескались невысокие волны, словно сберегая основные силы для зимних ураганов и штормов. Алан устраивал себе пробежку, и затем они с Дианой шли поплавать, ни на секунду не выпуская Джулию из поля зрения.

Они постоянно прикасались друг Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски к другу. Начав, они не могли остановиться. Алан обожал шелковистость кожи Дианы и напор ее любви. Она рассказала ему о своем новом чувстве, и он понял ее с полуслова. Оно стало вулканом эмоций, взорвавшимся после всех минувших лет, когда они хотели друг друга, но ничего не делали для удовлетворения своих желаний. Оно поселилось глубоко в их сердцах и наполняло их радостью, которую омрачало лишь то время, которое они упустили.

Иногда Алан сомневался в реальности своей жизни. Он лежал на солнышке, на груди у него покоилась голова Дианы, и вдруг он вздрагивал, с ужасом осознавая, что они могли умереть буквально в Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски любой момент. Ему было необходимо ощутить биение ее сердца рядом со своим, чтобы удостовериться в том, что они были вместе и что это не сладкая иллюзия. Почему сейчас, почему в этом году? Волны облизывали песок, а вопросов только пребывало. Алан убедил себя оставить их без ответа.

Все, что от него требовалось, так это любить ее.

– Я и не знала, что тебе нравятся пляжи, – как-то сказала Диана.

– А они мне и не нравились, – согласился он.

– По средам ты обычно наведывался в библиотеку, – поддразнила она.

– Ну а теперь я наведываюсь на пляж, – обнимая ее, сказал он. – Туда, где ты Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски. Где вы с Джулией.

– Глиии, – сказала Джулия. Ее голова склонилась на впалую грудку. Ей стало еще труднее держать шею прямо. За припадок пришлось заплатить большую цену, и Алан, наряду с другими врачами, никак не мог установить его причину. Алан был ученым, медиком, но он понимал, что не для всего в этом мире существуют готовые объяснения. Теперь же он поднял Джулию на руки и тихонько покачал ее в лучах осеннего солнца.

Диана лежала на животе, разглядывая вышку маяка. Когда они впервые приплыли на местный пляж, Алан чувствовал себя очень неуютно, потому что именно сюда он однажды приводил Рейчел Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски. Но сейчас это было в далеком прошлом. В прошлом, потраченном впустую, – без Дианы, – когда он ждал, чтобы она пришла к нему. И он не собирался разбазаривать то, что даровали ему небеса.

– Как думаешь, – спросила Диана, прикрыв глаза от солнца, – что позволяет песчаному замку стоять так долго?

– Какому замку? – придерживая Джулию, спросил Алан.

– Вон там, наверху, – сказала Диана, указывая пальцем в направлении маяка.

Повернув голову, Алан посмотрел туда и увидел квадратную кучу песка, напоминавшую скорее шлакобетонный блок, нежели замки, которые Диана, Эми и Джулия строили во время своего путешествия. Диана показала ему фотографии, и он с изумлением отметил, сколько в Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски тех песчаных изваяниях было фантазии и любви.

– Он тут как минимум две недели, – сказала Диана. – Я наблюдала за ним.

– А ты уверена, что это один и тот же?

– Да, – ответила она. – Он осыпался по краям, но это определенно тот же самый. Наверное, кто-то добавил в песок мертель. И еще его частично защищает сам маяк.

– Волны так высоко не забираются, – сказал Алан.

– Дааа, – сказала Джулия, водя пальцами по его груди.

– Дождей давно не было, – сказала Диана. – Один хороший шторм, и его смоет.

– Мы всегда сможем построить другой, – сказал Алан.

– А мне нравится этот, – сказала Диана. – Даже не знаю почему Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски.

– Мааа, – сказала Джулия, словно ей он тоже приглянулся.

– Господи, – обняв их обеих, простонал Алан. – Пусть это длится вечно.


documentausohen.html
documentausooov.html
documentausovzd.html
documentauspdjl.html
documentauspktt.html
Документ Глава 21. Разбирая хлам в кузове своего грузовичка в поисках двух кварт белой краски